Блог Мити Морово́ва

Пишу о жизни, языках и дизайне.

Ctrl + ↑ Позднее

Про глухих и других инвалидов

ТакиеДела сделали тест, который должен показать, как тяжело живётся редактору. Ему приходится постоянно выбирать, как же правильно называть разных инвалидов. Мне кажется, что в этой сфере многие люди (из тех, что я знаю) делают одну большую ошибку. Они боятся обидеть и стремятся выкрутиться, придумывая эвфемизмы. Это неправильно — и вот почему.

Эвфемизмы не помогают

Точно так же, как повторение слов «спасибо» и «пожалуйста» не сделает интерфейс человечным, эвфемизмы не помогут слепым прозреть, а глухим слышать. Заменители приходится постоянно обновлять, потому что вошедший в язык эвфемизм теряет свою сущность. Придумывают новую замену, а потом ещё и ещё, бессмысленно засоряя язык.
Единственное, чего не стоит делать — приписывать человеку несуществующих особенностей. Поэтому не говорят об инвалидах «человек с ограниченными возможностями» или «глухонемой» о глухих — это просто неправда.

Эвфемизмы мешают

Я видел пост об этом, но не помню у кого и где. Проблема в том, что придумывая обобщающие и размытые термины, люди мешают установке адаптивных средств для конкретных инвалидов. Не существует одной социальной группы «люди с особенностями здоровья», есть глухие, слепые, аутичные люди, люди с ДЦП, передвигающиеся на колясках — и всем нужны разные вещи.
Глухим — визуальная индикация вместо звуковой (например «мигалка» на айфоне сделана для них), слепым — звуковые обозначения и тактильная навигация, инвалидам на коляске — пандусы, и так далее.
А так, поставил неудобный пандус — и всё, «помог людям с ограниченными возможностями».

Главное правило

Относитесь ко всем, как к людям. Я, например, неуклюжий — мне вряд ли доверят нести ящик в драгоценным фарфором, да я и сам не возьмусь. Точно так же не стоит рассчитывать, что глухой вас услышит, а слепой увидит. В остальном, забейте и не бойтесь никого обидеть. Можете спросить: «я не знаю, как правильно говорить — глухонемой или с ограничениями звукопроводимости», вам объяснят.

Зачем писать «суси» и «хуэй»

cover

У меня есть один простой аргумент по поводу холиваров о «правильном» написании иностранных слов. Это и проблема «суси/суши», и пост Лизы Гончаровой о «хутунах», и много чего ещё. Важно не кому как «слышится» — важна системность.

Системы Палладия, Поливанова, передачи английских и немецких слов на русский нужны, чтобы заморские имена и названия по-русски все писали одинаково — знают они исходный язык или нет. Чтобы мне не приходилось считать, что существуют два снукериста — Динг Джунхуй и Дин Цзюньхуэй, сравнивать романы Айвенго и Ивангое и выбирать, куда пойти в Токио — в Синдзюку или Шинджуку.

Системы позволяют проследить логику языка. Второй слог в слове «суси» именно «си» — потому что он относится к ряду на «с» в японском языке, как «са», «су», «сэ» или «со». Если утверждать, что в этом месте пишется «ши», то следует предлагать другую логичную и последовательную систему. Я таких предложений пока что не видел.

Носителям языка глубоко фиолетово, похожа ли транслитерация на оригинал. Не зная язык, вы всё равно не произнесёте слово правильно. У вас русская артикуляция, которую не получится перебороть в пределах одного слова.

Поэтому учите системы транслитерации и не путайте людей.

Андрей Аствацатуров «И не только Сэлинджер»

cover black

Прочёл книгу «И не только Сэлинджер». Я не читал прозу Аствацатурова, только эти десять эссе об американской литературе. Плюс побывал на его лекции в Нижнем. Лектор он замечательный. В одном из отзывов книга сравнивается с «Лекциями» Набокова — дескать, цель у обоих авторов одна и та же: «научить читать — кого-то заново, кого-то впервые». Это действительно так.

В книге Андрей Аствацатуров показывает, как читают филологи: мельком оглядывая сюжет, разыскивают подсказки, отсылки и заимствования. При том, он не посвящает книгу дотошному разбору каждого произведения, указанного в содержании. Аствацатуров напоминает торговца древностями из моих воспоминаний об арабских сказках. Он говорит тебе: «У нас очень мало времени», — и приоткрывает шкатулку. Через узкую щель видно кусочек вручную расписанных стенок, а драгоценное содержимое еле блестит, отражая случайные частички света. Ты понимаешь, что перед тобой что-то великое; но автор лишь скользит объяснением по поверхности, небрежно доставая и показывая детали, от которых захватывает дух. Он знает в тысячу раз больше тебя и лишь позволяет ненадолго прикоснуться к части его знаний.

Хочу привести лирическое отступление автора про современных «поэтов», уж больно это меня задевает.

Долгое время я пребывал в уверенности, что настоящая современная поэзия — развлечение сугубо элитарное. Что ее сочиняют исключительно интеллектуалы, а читают главным образом преподаватели и студенты философских факультетов. Да и то не все подряд, а самые продвинутые. Я часто ходил на вечера наших интеллектуальных поэтов. Сидел, слушал, как кто-нибудь из них подолгу верлибрами пересказывает очередной недавно переведенный семинар Жака Лакана или жонглирует экзотическими размерами, прочитав о них в книге Михаила Гаспарова. После каждого чтения всякий раз имела место дискуссия, и выступавшие почему-то, как правило, ругали Пушкина и Пастернака, а Мандельштама и Вагинова, наоборот, хвалили. Себя все эти люди гордо именовали представителями “бронзового века русской поэзии”. Еще у них была премия, которую они друг дружке выдавали за новаторство и интеллектуальный поиск. Ходить на ее вручение было тоже интересно и поучительно.

Но потом мне почему-то все это надоело. А привычка слушать поэзию осталась. И вот я решил изменить своим прежним вкусам и посетить вечер “обычных” поэтов, неверлибристов, тех, кто еще по старой памяти рифмует стихи и соблюдает традиционные размеры.

И тут выяснилось, что это целый мир! Да какой там мир! Вселенная. Состоящая из множества галактик. Куда там десяти верлибристам! Оказалось, здесь есть всё, чего душа пожелает, — ходи туда хоть каждый день: и клубы, и целые театры поэтов, и конкурсы, и премии, и даже квартирники (для тех, у кого с клубами и театрами что-то не задалось). В Интернете я отыскал статистику: оказалось, что в одном только Петербурге более семи тысяч человек называют себя поэтами. Да у нас, наверное, водопроводчиков и того меньше. Тут уж впору говорить о настоящем, серьезном поэтическом Ренессансе…

В общем, я собрался с духом и пошел в один такой поэтический клуб. Интерьер мне сразу понравился. Голые, разрисованные стены. Зал небольшим квадратом. Сбоку — барная стойка. Посредине, одна за другой, — длинные деревянные лавки. В дореформенной России на таких лавках пороли крепостных слуг. А теперь тут народ с пивом. Надо полагать, поэтическая молодежь. Под ногами грязно, наплевано шкурками семечек. Зато есть сцена с микрофоном и профессиональным освещением.

Но вот вечер начался. На сцену выбежал двадцатилетний поэт женского пола, в брючках, в пиджачке и начал читать стихи про любовь. С жаром и страстью.

У меня, как только все началось, сразу возникло ощущение, что я такие стихи где— то уже слышал. Или читал. Напомнило то ли молодого Асеева, то ли позднего Тихонова — я не разобрался.

Дочитав и отдышавшись, поэтесса ответила на вопросы. В частности, сказала, что почти ничего в детстве не читала, “никаких книг там или стихов”, а тут год назад вдруг “раз, и проперло”. Так она прямо и выразилась. Везет же некоторым, подумалось мне. А вот Хемингуэй подолгу сидел и мучился, часами ничего из себя выжать не мог. Поэтесса еще сообщила, что пишет всегда “прямо от себя, из души”. Молодежь встретила эту новость бурными аплодисментами.

Вышел другой поэт, уже мужского пола, но стихи читал такие же. На вопрос из зала, “от себя ли он пишет или кому-нибудь подражает”, гордо сказал, что “от себя” и “по вдохновению”. Потом вышел третий, четвертый, пятый… И каждый говорил, что сочиняет “от себя” и работает в своей индивидуальной манере. Слушать это было странно, потому что возникало совсем другое ощущение: будто стихи всем этим поэтам пишет кто-то один.

А вот и запись лекции в Нижнем:

2016  

Вместе не подумаем

cover black

Когда происходит затык в проекте, возникает соблазн сесть вдвоём, или даже всей командой — и начать «думать». Вроде как, «одна голова хорошо, а две лучше». Понял, что мне такой метод не подходит. Не получается сфокусироваться на своих мыслях, каждую родившуюся идею приходится сразу обсуждать, плюс следить за мыслями коллег и думать над ними. Выходит постоянное переключение между задачами и трата времени.

Гораздо удобнее и быстрее, если каждый за полчаса сам накидает идеи, а потом потратит ещё полчаса, чтобы их обсудить.

— Давайте вместе подумаем?
— Нет, давай сейчас отдельно подумаем, а потом обсудим.

Коллекционер

cover

Когда я был маленьким, мечтал что-нибудь коллекционировать. Сначала я попробовал собирать традиционные монеты и марки — не зашло. Потом, вдохновившись огромной коллекцией у коллеги папы, стал собирать пивные пробки. Они в изобилии валялись на земле вокруг магазинов в посёлке, где я проводил лето. Набрал я в результате целый пакет, но, поскольку это были обычные пробки Балтики и Ярпива, они никого не интересовали. Пакет провалялся в сарае, пока пробки не покрылись ржавчиной, и отправился на свалку.
В это же время Кока-кола и Пепси запускали первые кампании с необычным дизайном алюминиевых банок. Я собрал коллекцию из 12 штук — сейчас они валяются у родителей в кладовке. Надо проверить, вдруг их цена на черном рынке взетела до небес.


Теперь, научившись контролировать свой интерес, я остановился на собирательстве в двух направлениях.

Автографы на книгах

Когда я пошёл на концерт Обе Две, у меня не было с собой никакой бумаги, кроме книги Апдайка, а группа не привезла ни плакатов, ни альбомов. Поэтому я попросил Катю подписать «Кролик, беги», и теперь, по возможности, собираю автографы на первых страницах книг.

Презервативы

В 18 лет я полетел в Японию — это была моя первая самостоятельная поездка куда-либо. Там я увидел, что Benetton выпускают презервативы, и, естественно, купил пачку. Последний неиспользованный патрон оставил на память. Несколько дней назад на концерте OQJAV, ребята продавали сувенирные кондомы со своим лого — и тут я понял, что хочу собирать.


Кароч, если вы хотите что-то мне привезти из поездки — пусть это будет не магнитик, а презерватив. Спасибо.

2016  

Виртуальный этикет

cover

Этикет — это не мораль, не «уважение» и не усложнение жизни. Это шаблонизация. Этикет нужен, чтобы при встрече в дверях не задумываться о том, кто должен пройти вперёд. Я собрал правила, которыми пользуюсь сам, а в конце порассуждал о перспективах.

Загоны, типа «что, я сама не могу дверь открыть» сразу идут мимо. Этикет вообще не об этом.

Перезванивает тот, кто звонил

Не имеет значения, почему и у кого оборвалась связь. С таким правилом не утыкаешься в «абонент занят», когда перезваниваешь. А если на том конце отключился телефон и дозвониться не получается, отправляешь смс со своим вопросом. Когда у собеседника будет возможность, он ответит или перезвонит.

О созвоне в скайпе договариваются заранее

И на точное время. Перед звонком уточняю, все ли участники готовы разговаривать сейчас.

Напоминают предмет переписки

Пару месяцев назад я оставил почту в комментариях к посту о курсе каллиграфии. Автор обещал разослать уведомления, когда начнётся новый набор. Спустя три недели пришло письмо, начинающее со слов: «Добрый день! Вы интересовались курсом…». А я уже не помню, где и когда я этим интересовался — письмо отправилось в спам. И только потом в фейсбуке увидел автора и вспомнил, к чему всё было.

Стоит напоминать контекст общения — мне кажется, никто не держит в памяти все отправленные письма и оставленные комментарии. Мне нравится привычка Ильи Бирмана цитировать только актуальную часть письма.

UPD.: Оля написала важный совет в комментариях на фейсбуке — я об этом не думал, но теперь буду делать только так:

«Отправляя файлы, пожалуйста, пожалуйста, описывайте хотя бы тегами, что там в них. Даже если во время отправки вы стоите рядом со мной и говорите: „сейчас я тебе эту штуку отправлю“, даже если в данный момент ничего другого я от вас ждать не могу, даже если вы написали комментарий вроде „вот та штука, про которую я тебе говорил“, пожалуйста, подумайте, как я буду это все потом искать через месяц/год. Да, безусловно, я раскадываю письма в папочки по мере возможности, но 1) когда внутри папочки пятьдесят писем от N. с какими-то файлами, 2) когда, например, я сортирую письма по проектам, а спустя год „хмм, мы делали такое в прошлом году, где-то должен быть код, но я понятия не имею, в рамках какого проекта это все происходило“ я буду очень, очень счастлива сделать поиск по входящим и Очень Быстро найти там искомое благодаря тем тегам (и совсем уж безбрежно счастлива, если все эти поисковые операции я вынуждена выполнять с телефона)».

Полезный совет напоследок: не отправлять большие файлы. Лучше залить в облако и вставить ссылку в письмо.

Не отправляют в гугл

Если человек задает вопрос другому человеку, а не гуглу, значит либо он уже поискал и не нашёл нужного ответа, либо хочет услышать мнение конкретного специалиста. В конце концов, проще спросить друга-япониста «не помнишь, какое кунное прочтение у этого кандзи?», чем загружать и осваивать ЯРКСИ.

Не говорят «баян»

Происходящее в сети меняется с космической скоростью. Каждый пользователь не в состоянии обозреть все события и мемы. Поэтому баянов не существует — любой факт, кажущийся притчей во языцех, кому-то всё ещё неизвестен.

Упоминают автора

Писать посты в блог, фотографировать, придумывать шутки или даже заведовать картиночками в популярном паблике — это работа. И если я использую результат чужого труда, обязательно упоминаю автора. Во многих случаях использовать чужое произведение без ссылки — незаконно.


Мои загоны

Кроме «обязательного» списка выше, я следую ещё нескольким правилам, которые облегчают жизнь.

Не здороваться и не спрашивать, как дела

Терпеть не могу, когда перед тем, как спросить или попросить об одолжении, со мной обстоятельно здороваются и интересуются делами/здоровьем/личной жизнью. Не надо так.

Неправильно:
— Привет, Мить! Давно не виделись, как у тебя дела?
— Эм… Привет. Да ничего так.
— Ты всё ещё в аспирантуре?
— Ну да…
— А как у родителей дела?
— ???
— Слушай, не сделаешь репост…

Правильно:
— Мить, нужна помощь — дизайнер киданул, сможешь допилить картинку?
— Кидай, посмотрю.

Не спорить

Ася Казанцева написала целую книгу про то, что «В Интернете кто-то не прав». Я обхожу споры стороной. Они заставляют по два дня шлифовать в уме саркастические ответы виртуальному оппоненту, вместо того, чтобы диссер дописать. Отстой, короче.

Удалять комментарии

Выращенный интернетом, в котором тебя могут послать нахуй и ты не имеешь права отказаться, я долго размышлял о свободе слова и самовыражения, анонимности, свободном интернете и всём таком, а потом решил.
Если меня бесит комментарий, я его удаляю. Если чувак продолжает оставлять подобные комментарии, я добавляю его в ЧС. Внутреннее спокойствие дороже.

Отвечать на прочитанные сообщения

Понимаю людей, которые оставляют сообщение непрочитанным, чтобы не забыть про него (сам такой). Не понимаю тех, кто читает сообщение и не отвечает на него (хотя иногда тоже забываю — грешен). Это раздражает. Взял привычку писать: «отвечу позже». Осталось научиться добавлять напоминалки об этом в календарь.

Не звонить без предупреждения

«У меня есть мобильный телефон» не равняется «я всегда на связи». Внезапный звонок бесит не меньше неожиданно вспывшего окна скайпа посередь экрана. Человек на другом конце провода как бы говорит: «Мне пофиг на то, занят ты или нет! Я хочу, чтобы ты говорил со мной!»
Хороший тон — отправить сообщение о цели звонка, если собеседник не взял трубку. Он перезвонит, если вопрос важный или срочный.
Ну и, конечно, у всех воспитанных людей выключен звук на телефоне. Всегда.

Картинки к посту взял в Нью-Йоркской общественной библиотеке.

Spotlight

Увидел трейлер этого фильма на лекции Антона Долина, который отметил, насколько «В центре внимания» показывает значимость профессии журналиста и её влияние на мир. Пожалуй, фильм как раз об этом. О том, что четыре человека, копая в известном направлении могут вытащить из любого мрака тщательно скрываемые злодеяния.

Движения в фильме немного: герои сидят в редакции, берут интервью, встречаются с условными злодеями и пишут, пишут, пишут. Но в разговорах и ситуациях столько же динамики, сколько в погонях седьмого эпизода Звёздных войн.

Самая эмоциональная сцена фильма — это титры. Их можно приводить в пример к тезису Максима Ильяхова — «демонстрация сильнее заявлений». Слова «после этого начались расследования по всему миру» не впечатляют. Впечатляет черный экран, сверху донизу заполненный названиями городов. А потом ещё один. И ещё. Их можно сравнить с фотографиями из Освенцима, которые говорят сами за себя:

Bundesarchiv, Bild 183-R69919 / CC-BY-SA 3.0

Спотлайт, пожалуй, получил Оскара не только за режиссуру, сценарий, игру, монтаж и прочие составляющие фильма. Но и за саму идею неотвратимого возмездия. Идею того, что не может быть зла, которое не будет раскрыто и наказано.

После титров первыми словами моих соседей по залу было: «у нас такое вряд ли возможно». Не знаю уж, про что они — но мысль хорошая.

2016   фильмы

Эмпатия

Случайно наткнулся в сети на тест про эмпатию — диагностику синдрома Аспергера. Респондент отвечает на вопросы, которые помогают определить уровень эмпатии (EQ). У обычного человека он, в среднем, равен 42. У «аспи» — человек с синдром Аспергера — уровень эмпатии сильно снижен и, в среднем, равен 20.

Я уверен, что никакого такого синдрома у меня нет, несмотря на результат ниже плинтуса. На всякий случай опросил вконтактовских френдов — и вот что получилось:

Текстовики

После фильма «Ландыш серебристый», где текстовик из ничего придумывает хиты для начинающей певицы, на подкорках остался вопрос — кто эти люди, которые пишут попсу?

Пока что я узнал истории только двоих — Александра Елина и Павла Жагуна. И оба «сопрягают», как писал Толстой.

Александр Елин

Александр пишет для рок-групп, типа «Арии» или «Рондо» (сравнил, конечно), например песни «Колизей» или «Воля и разум». Помню это раскатистое «Колизееееееей» из динамиков первого бумбокса, подаренного на моё десятилетие. Я тогда заслушивался «Нашим» и мечтал поехать на рок-фестиваль — даже чёрная толстовка с изображением какой-то рок-группы лежала в шкафу для особого случая.

Ещё Александр сочинил «Круто ты попал на ТиВи» для «Фабрики звёзд» и песню «Такой же, как Путин». Последнюю я впервые услышал из динамиков игрушечной кошки своей двоюродной сестры. Мне было 13, ей 6. Помню, как сильно удивился политическому подтексту писклявой песенки из кошкиного нутра. Потом Александр написал ещё одну «патриотическую» — «Мой депутат».

А после взял и выпустил две оппозиционных песни — «Наш дурдом голосует за Путина» и «Белые ленты». Вот они, послушайте:




Павел Жагун

Павел одновременно сочиняет эстрадные хиты для артистов формата от Пугачевой до Боярского, основал и продюсирует «Моральный кодекс» и пишет серьёзные авангардные и поставангардные стихи, которые мне не даются ни с первого, ни со второго раза:

С ним я познакомился через песню «Там нет меня» — под неё танцевала Маришка Пуртова на кастинге в «Танцы»:

Станцевала так себе, а песня зацепила. В этом варианте её исполняет Севара, а оригинал принадлежит Николаеву:

Мне нравится кавер Преснякова:

Редко замечаешь проблески настоящих стихов в попсовых песнях. Неожиданные ненадуманные тропы, чёткую мелодику стиха, продуманную антитетическую композицию.

Статью о творчестве Павла написал переводчик и квешн-эксперт Лев Оборин, процитирую его впечатления от этой песни:

«В нечётных строфах сплошная мужская рифмовка, а в чётных чётные стихи замещены трёхстопным ямбом с дактилической рифмой (то есть как бы четырёхстопным с безударным последним иктом, запретным в классической русской просодии). Кроме того, в тексте присутствует чередование анафор, построенное по принципу „тезис — антитезис“: „Там нет меня“ и „Я только там“. Перед нами, таким образом, довольно изящная и нетривиальная с формальной точки зрения конструкция, что для текста поп-песни редкость. Эффект удачного пуанта в последней строфе („Я только там, где нет меня“), к сожалению, испорчен банальным выводом („Ты знаешь, без тебя и дня прожить нельзя мне“) и сомнительной рифмой „невидимый — видимо“, которая, помимо тавтологичности, рождает неуместную ассоциацию с разговорным „видимо-невидимо“, — впрочем, всё это можно понимать и как ироническое снятие пафоса»

Такой же отклик внутри у меня вызвали песни на стихи казахского поэта или поэтессы, которые я давным-давно услышал в песенной передаче на Первом, не вспомню какой. Сейчас не могу найти ни тех песен, ни стихов, ни даже имени поэта.

Есть ли у вас примеры песен популярных артистов на хорошие стихи современных поэтов (а не Бродского, Есенина или Цветаевой)?

Фотографии: vavilon.ru, os.colta.ru


Подписывайтесь на канал Сороки-воровки в Телеграме.

Робот-каллиграф

У Сергея Короля в «Ссылках и мыслях» появилось видео современного робота, пишущего, как человек:



Такое же чудо техники изобрели 242 года назад. Его зовут «Писец» и собрал его швейцарский часовой мастер Пьер Жаке́-Дроз:

Жаке́-Дроз использовал около 6 тысяч деталей, чтобы заставить автомат работать. Все детали идеально подогнаны, чтобы поместиться в «теле» мальчика. Теоретически, «Писец» мог вывести пером любую надпись — если механик задаст нужную последовательность букв.

Бонус
Робот София, которая хочет уничтожить всех человеков:

2016  
Ctrl + ↓ Ранее